Кристофер Блэк: Смерть Милошевича не должна остаться безнаказанной

Юрист Кристофер Блэк — о преступлении, за которое никто не понес наказания
11 марта 2006 года президент Слободан Милошевич умер в тюрьме Гааги. До сих пор никто не привлечен к ответственности за его смерть. За все 9 лет, прошедших после окончания его одинокой борьбы, посвященной тому, чтобы защитить себя и свою страну против ложных обвинений, сфабрикованных державами НАТО, публичного расследования обстоятельств этой смерти потребовало только одно государство — Россия. Устами своего министра иностранных дел Сергея Лаврова Россия заявила, что снятие Гаагским трибуналом с себя ответственности за случившееся она не готова принять и поэтому требует проведения независимого расследования смерти Милошевича на непартийной и международной основе. Трибунал провел собственное расследование, выводы которого были представлены в докладе, составленном тогдашним вице-президентом Международного трибунала по бывшей Югославии судьей Кевином Паркером, в котором, как и ожидалось, трибунал снял с себя всякую ответственность за гибель узника.

Однако эта смерть не может остаться нерасследованной, поскольку многие вопросы, касающиеся ее обстоятельств, остаются без ответа, и те, кто виноват в этой смерти, уходят от наказания. Мир не может принимать войну за мир, а жесткость за дипломатию. Он не может относиться толерантно к правительствам, которые презирают мир, гуманность, суверенитет наций, самоопределение народов и власть закона.

Смерть Слобода Милошевича, очевидно, оказались единственным выходом из того тупика, в который попали страны НАТО, выступив в роли его обвинителя перед трибуналом в Гааге. Пропаганда против Милошевича достигла беспрецедентного размаха. Сам процесс был представлен западными масс-медиа как величайшая историческая драма, как театральная пьеса, в которой злодей должен в финале ответить за все свои преступления. Но поскольку таковых преступлений не обнаружилось, за исключением тех, что совершило НАТО, все усилия сфабриковать уголовное дело против Милошевича обернулись фарсом.

Сам этот процесс оказался необходим, с точки зрения НАТО, для того, чтобы оправдать агрессию против Югославии и путч, осуществленный силами объединенной демократической оппозиции в Белграде, который был поддержан НАТО. В результате этого путча демократия в Югославии была окончательно разрушена и Сербия была сведена к статусу протектората в духе Норвегии при Квислинге. Затем незаконный арест Милошевича, осуществленный фактически силами НАТО в Белграде, его незаконное содержание в Центральной тюрьме Белграда, затем столь же незаконный перевод в бывшую тюрьму гестапо в Шевенингене, близ Гааги, и последующее шоу с судебным процессом — всё это были составные части драмы, которая разыгрывалась для мировой публики, и она могла иметь только два исхода: осуждение или смерть президента Милошевича.

Поскольку осуждение Милошевича стало невозможным после всех услышанных судом свидетельств, его смерть стала единственным выходом для держав НАТО. Освобождение бывшего президента опрокинуло бы всю систему военной пропаганды военной машины НАТО и ударило бы по интересам стран Запада, которые использовали это объединение, как свой стальной кулак.

НАТО, очевидно, не ожидало, что Милошевич сможет защищать себя, тем более — с такой отвагой и решимостью. Начало процесса постоянно освещалось медиа, сообщения на эту тему публиковались на первых полосах газет. Суд над Милошевичем обещал быть величайшим событием этого века. Однако вскоре медиаосвещение процесса было приостановлено и информация о процессе была похоронена на последних страницах различных изданий. Дела пошли ужасным образом для стороны НАТО с самого начала.

Сторона обвинения, то есть США и их союзники, не ожидали, что Милошевич начнет реально защищать себя. Это следовало из неадекватных и противоречивых заключений, которые представила обвиняющая сторона, и полной неспособности предоставить какое-либо свидетельство, которое выдержало бы даже общее расследование. Судебное дело рассыпалось почти с самого начала. Но поскольку оно всё же началось, оно должно было продолжаться.

Если бы обвинение было бы снято или если бы Милошевич был освобожден, это имело бы огромные геополитические и геостратегические последствия. НАТО вынуждено было бы объяснить реальные причины агрессии против Югославии. Лидеры самих этих держав столкнулись с обвинениями в военных преступлениях. Степень падения престижа сложно было бы даже измерить. Единственным выходом для НАТО было бы закончить процесс, не допустив освобождения Милошевича и признания всей правды о войне. Из этого логически вытекала смерть Милошевича в тюрьме и прекращение процесса.

Доклад Паркера содержит факты, показывающие, что при лечении Милошевича трибунал допустил действия, которые имели черты уголовного преступления. Представителям трибунала говорили снова и снова, что Милошевич серьезно болен, что у него проблемы с сердцем и он нуждается в соответствующем лечении после выяснения всех обстоятельств болезни и полном отдыхе перед возобновлением судебного процесса. Однако трибунал постоянно игнорировал советы докторов и вынуждал Милошевича принимать участие в процессе, прекрасно отдавая себе отчет в том, что напряженность, в котором проходят судебные заседания, обязательно убьет его.

Трибунал отказался от предписанного медиками лечения в России, по-видимому, по политическим соображениям, и поставил интересы организаторов этого судилища, в чем бы они не заключались, выше здоровья Милошевича. Другими словами, они сознательно отказались от необходимого лечения, понимая, что это может привести к его смерти. Уже эта халатность может быть квалифицирована как убийство, с точки зрения общего уголовного права.

Однако существуют и некоторые необъяснимые факты в докладе Паркера, которые требуют дальнейшего изучения, прежде чем можно было бы исключить версию с использованием яда или сильнодействующих средств, которые могли бы нанести вред здоровью Милошевича: в его теле было обнаружены признаки употребления таких лекарств, как рифампицин и дроперидол. По этому поводу не было проведено нужного расследования, и данному факту не было дано никакого внятного объяснения. Вкупе с необъясненной задержкой при передаче его тела медицинскому персоналу для патологоанатомического изучения эти факты рождают серьезные вопросы, ответ на которые на сегодня до сих пор не получен.

Доклад Паркера, несмотря на все его нелогичные заключения, позволяющие отвести от трибунала все обвинения, дает основу для того, чтобы начать общественное расследование обстоятельств смерти президента Милошевича. Комендант тюрьмы ООН, в которой находился Милошевич, Т. Макфадден, в соответствии с документами, опубликованными WikiLeaks, предоставлял американским властям информацию о Милошевиче в период его заключения и судебного процесса, и тот факт, что Милошевич написал письмо в российское посольство за несколько дней до своей смерти, утвердил его в мысли, что президент был отравлен. К сожалению, Милошевич умер до того, как письмо было доставлено по назначению для ответа.

Все эти факты требуют общественного международного разбирательства всей совокупности обстоятельств, касающихся смерти президента Милошевича. Оно должно быть проведено не только ради него самого и ради его вдовы Миры Маркович и их сына, но ради всех нас, кто живет в условиях постоянных агрессивных действий и пропаганды держав НАТО. Этого требует справедливость. Этого требуют мир и безопасность.

Автор — вице-президент Международного комитета по защите Слободана Милошевича, видный специалист по международному уголовному праву (Канада)

One thought on “Кристофер Блэк: Смерть Милошевича не должна остаться безнаказанной

Leave A Comment